Последнее убежище от неопределенности рынка

Финансовые рынки таят в себе множество опасностей. Один из способов защиты от них состоит в использовании спрэдов. В виде простых комбинаций и сложных, создавать которые можно не только из традиционных финансовых инструментов, но и из опционов.

Финансовые рынки не столь эффективны, как это принято считать. Многие из них несовершенны, ими со всей очевидностью можно легко манипулировать. Причем делать это могут не только крупные игроки на конкретном рынке — существуют и разные другие способы.

Именно об этом свидетельствуют многочисленные факты, фиксирующие события на разнообразных финансовых рынках. Ниже приведены несколько примеров, которые достаточно убедительно подтверждают данное утверждение.

Этот волатильный рынок золота

Рынок золота достаточно волатилен. В настоящее время цена на этот драгоценный металл в течение дня может запросто измениться на $7-10, а то и на все $14 за тройскую унцию (среднее значение за февраль 2006 г. — около $555). Общепризнанным ориентиром на этом рынке является т.н. лондонский фиксинг: пять крупнейших операторов золотом устанавливают цену на этот драгоценный металл дважды в день, примерно в 13:30 и 18:00 по московскому времени.

Кажется маловероятным, что при столь высокой изменчивости цен утренний и дневной лондонские фиксинги могут быть одинаковыми. Ведь стоимость металла определяется не только в долларах, но также в евро и в британских фунтах стерлингов. Поэтому вероятность подобного события в условиях свободного ценообразования на валютном и золотом рынках чрезвычайно мала. Тем не менее, периодически это случается. Скажем, в 2005 г. было четыре таких совпадения. В нынешнем году — пока только одно, 2 марта, когда Европейским центральным банком было принято решение об изменении процентной ставки по евро.

В тот день цена на золото, согласно лондонскому фиксингу, в долларах не изменилась ни на цент. Изменения коснулись только котировок в евро и фунтах. Остается добавить, что стоимость золота на срочном рынке в тот день колебалась в диапазоне $8.30 за тройскую унцию. А изменение цены от открытия рынка до его закрытия составило полновесные $6. Не правда ли, похоже на сговор?

Поставщики данных тоже «химичат»

Не менее шокирующие открытия ожидают нас и в области, где вроде бы нет места для манипуляций. Речь идет о поставщиках рыночных данных. На первый взгляд, здесь все достаточно чисто. Торговые сделки — факты беспристрастные. Поэтому торговая операция по определенной цене либо была, либо ее не было вовсе. Соответственно, получая рыночные данные от какого-либо поставщика информации, мы можем быть уверены, что тут «не химичат».

На самом деле это отнюдь не очевидно. Вот вам пример — снова с рынка золота. 22 декабря 2005 г. в начале торговой сессии фьючерсы на золото, согласно данным Time&Sales от американского брокера Interactivebrokers, в течение двух секунд рухнули с 498.90 до 486.60. Через пару минут цены вернулись на прежний уровень — это был просто «поход по стопам», после чего рынок продолжил свое движение в обычном режиме.

Казалось бы, раз движение было, оно должно найти свое отражение в сведениях о ситуации с ценами на рынке. Тем не менее, отдельные поставщики данных решили не показывать это колебание. Скажем, пользователи TradeStation, которые анализируют данные с помощью последней версии пакета технического анализа от этой уважаемой компании, подобное движение рынка на следующий день не имели возможности обнаружить (сравните рис. 1 и рис. 2, дневной масштаб).

 

 

Манипуляторы повсюду

fjuchersyЕще один вариант скрытой манипуляции связан с «маршрутизацией» инвесторов на определенные рынки. В последнее время обозначилась в поведении брокеров неприятная тенденция: все делается для того, чтобы рядовые инвесторы шли на определенные рынки. Иной раз можно обнаружить со стороны брокеров даже скрытое противодействие — они явно препятствуют проникновению инвесторов на определенные рынки.

В результате на отдельных финансовых инструментах наблюдается избыточная ликвидность. Например, на рынке фьючерсных мини-контрактов на S&P 500, где в любой обычный торговый день на каждой стороне рынка можно обнаружить несколько тысяч контрактов на покупку и продажу. В то же время на других, не менее интересных рынках присутствие инвесторов малочисленно. Скажем, до сих пор остаются «нерасторгованными» такие перспективные инструменты, как фьючерсы на CBOE China Index, S&P 500 Barra Value/Growth и многие другие.

К чему это ведет? Да к тому, что неопытные инвесторы попадают на рынки, где работают весьма осведомленные игроки. Они запросто «вытряхнут» из вас все деньги, в лучшем случае оставят вас без прибыли. Почему? Потому что у таких чрезмерно активных рынков есть один неприятный аспект. Он состоит в предельно высокой стохастичности поведения цен финансовых инструментов, которые здесь торгуются. Это приводит к довольно крупным ценовым отклонениям от существующих трендов. В результате инвесторы, которые не отличаются устойчивостью психики либо не обладают значительным запасом маржи, выбывают из рынка с убытком, в лучшем случае — с нулевым результатом.

Торгуй такие инвесторы на других, более спокойных рынках, они сумели бы избежать подобных неприятностей. Но инвесторы об этом даже и не знают. К тому же их зачастую дезинформируют. Например, сообщая с самых высоких трибун о том, что будто бы в 2005 году российский фондовый индекс был самым быстрорастущим. Но это неправда. Достаточно сравнить показатели отечественного фондового рынка и, скажем, Саудовской Аравии. Индекс РТС в прошлом году вырос на 83.2%, а фондовый индекс государства на далеком аравийском полуострове поднялся на 92% (рис. 3). И чего после этого стоят разговоры о защите прав инвесторов?

 

Куда инвестору податься?

Как же быть? Ведь если на финансовых рынках существуют манипуляции с ценами, то опасность потерь для рядовых трейдеров возрастает многократно. И, как оказывается, они лишены объективной и честной информации о ситуациях на финансовых рынках, а потому риск убытков возрастает еще больше. Ведь на этом фоне весьма сомнительной выглядит оценка рыночной ситуации с помощью средств технического анализа. А значительные отклонения от трендов приводят к тому, что принятие решений с позиций фундаментальных оценок становится не просто неэффективным, но и весьма опасным занятием.

Конечно, можно проявить настойчивость и работать на тех рын-ках, где негативное влияние чрезмерной ликвидности сказывается в минимальной степени. Например, не на S&P 500, а на MidCap 400 или CBOE China Index. Или на считающихся экзотическими среди многих валютных трейдеров кросскурсах, вроде австралийский доллар/иена, а не на евро/долларе. Однако это не столь легко реализуемо. К тому же на рынках с низкой активностью торговли инвесторы неминуемо сталкиваются с повышенными издержками в виде значительной разницы между ценами покупки и продажи, которые при отсутствии спекулянтов выставляют маркет-мейкеры.

Единственным способом избежать всех этих проблем на сегодняшний день является торговля спрэдами. В первую очередь, потому что комбинация двух различных, но в то же время связанных между собой финансовых инструментов обладает меньшей подвижностью по сравнению с исходными активами. Кроме того, поведение спрэда в значительной мере определяется причинами фундаментального характера, которые оказывают на рынок влияние в течение достаточно длительного периода времени.

Характер колебаний спрэда можно оценивать с помощью инструментов технического анализа. Данное обстоятельство позволяет с помощью довольно простых подходов выявить фундаментальные причины, которые двигают рынком не только в текущий момент времени, но и в долгосрочном периоде.

Внимание — доминанта!

Опасения, что в торговле спрэдом есть и отрицательные моменты, вовсе не напрасны. Обычный спрэд из двух или большего числа финансовых инструментов может колебаться столь же непредсказуемым образом, что и отдельные активы.

 

В некоторых случаях один из инструментов спрэда может оказаться доминирующим при формировании его ценового профиля. Как, например, в случае, когда мы попытаемся торговать природным газом против легкой нефти (рис. 4). В данном варианте — скажем, если спрэд составляется из мини-контрактов, которые торгуются на эти инструменты на NYMEX, — мы увидим следующее. Поведение спрэда (как чистый результат покупки одного фьючерса и продажи другого) будет определяться практически только природным газом. Примерно к такому же результату мы придем, если попытаемся составить комбинацию, скажем, из германского индекса DAX и какого-либо известного американского индекса, вроде Dow Jones, Russell 2000, S&P 500 и пр. Это верно, по крайней мере, для последних двух лет.

Впрочем, выход из этого затруднительного положения существует — для этого необходимо иметь достаточно крупные позиции. Соответственно, это создает серьезные препятствия, особенно для инвесторов, которые не обладают крупными торговыми счетами. Скажем, если мы решили торговать фьючерсами на германский индекс DAX против Dow Jones, то в случае одиночных контрактов на каждой стороне спрэда мы столкнемся с доминированием DAX.

Если же мы пожелаем получить такой профиль спрэда, который движется в каком-то определенном диапазоне цен, то нам придется на каждый германский индекс ввести как минимум 6, 7 или даже больше контрактов на Dow Jones. В этом случае мы можем получить более предсказуемый профиль портфеля либо менее рискованную позицию. Однако это потребует значительно более крупных средств по сравнению с использованием по 1-2 контрактам на каждой стороне спрэда. Соответственно, возрастет и абсолютная величина возможных потерь, которые возникнут, если прогноз окажется неверным.

Новое измерение

Подобное препятствие тоже преодолимо. Правда, похоже, что только одним способом — путем использования опционов. Использование этих финансовых инструментов позволяет одновременно снизить возможный уровень потерь и уменьшить требования к капиталу, необходимому для создания позиции. Скажем, для только что приведенного примера можно ожидать вдвое меньших требований по марже.

При этом возникает еще одна весьма примечательная и очень важная особенность. В случае использования опционов, а не базовых инструментов — фьючерсов или акций — мы можем делать ставки одновременно и на повышение, и на снижение спрэда. В качестве примера рассмотрим торговлю спрэдом на Russell 2000 против S&P 500.

 

Скажем, мы собрались составить позицию в соотношении 1 длинный Russell 2000 vs. двух коротких S&P 500 (рис. 5). Используя вместо фьючерсов опционы, мы можем получить аналогичный по характеру профиль доходности, если купим один опцион колл на Russell 2000 и продадим два опциона того же вида на S&P 500. Соответственно, если мы ожидаем снижения значения спрэда, который построен по формуле: 100 * Russell 2000 — 100 * S&P 500 (исходя из стоимости пунктов на мини-контракты), нам следует купить один опцион пут на Russell 2000 и продать два опциона того же вида на S&P 500. Есть и другой вариант: мы покупаем опционы на S&P 500 и продаем их на Russell 2000.

Двойная ставка

Если мы точно не уверены в том, куда будет развиваться тренд данного спрэда, можно одновременно составить позицию из опционов и колл, и пут. Примечательно, что в случае использования опционов «около-денег» (цена исполнения близка к текущей цене базового актива) стратегия будет создана с нулевым балансом либо даже с небольшим кредитом. То есть денег будет истрачено на покупку опционов столько же, сколько и получено от продажи опционов на другом инструменте. После этого остается только ждать очередного движения рынка, чтобы собрать урожай.

Правда, если мы поставим сразу и на понижение спрэда, и на его рост, прибыль возникнет только по одной части стратегии. Или на комбинации опционов колл, или пут. Другая часть стратегии будет приносить убыток. Тем не менее, потери в данном случае, как правило, окажутся меньше, нежели прибыль. К тому же существует вероятность, что убыточная часть стратегии еще может принести какой-то доход в дальнейшем.

Безусловно, здесь скрыт определенный риск. Наиболее ясно он просматривается в неопределенности значений, которые будут у отдельных компонентов спрэда при его одинаковых величинах. Например, размер спрэда между Russell 2000 и S&P 500 (по приведенной выше формуле) был одинаковым 31 января, 9 февраля и 10 марта 2006 г. Вместе с тем примерно те же значения были у каждого из этих индексов только 31 января и 10 марта. Между этими датами, 9 марта, оба индекса были ниже: Russell 2000 — на 2%, а S&P 500 — на 1.25%.

Зачастую торговля спрэдом оказывается не менее прибыльной, нежели при использовании базовых инструментов, из которых составляется комбинация. Особенно если считать прибыль по отношению к использованному в стратегии капиталу (табл. 1).

Таблица 1. Прибыль от торговли спрэдом в сопоставлении с его компонентами.

Позиция Открытие Закрытие Маржа Чистый результат Доходность за период (6 дней)
Спрэд Russell 2000 vs. S&P 500 из опционов пут (торговля 3 марта — 9 марта 2016 г.)
1 мини-Russell 2000 март 740-пут Покупка 1х8.50 ($850) Продажа 20.90 ($2090) $2000 $565 28.25%
2 мини-S&P 500 март 1290-пут Покупка 2х8.50 ($850) Продажа 15.25 ($1525)
Альтернатива — позиции создаются в тот же момент, что и спрэд
1 мини-фьючерс Russell 2000 Покупка 1293.50 Продажа 1278.50 $3375 $750 22.22%
1 мини-фьючерс S&P 500 Покупка 742.00 Продажа 720.50 $3938 $2150 54.6%

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *