Психология биржевой игры

Радужные ожидания

birzhevye igryКак мы выяснили в предыдущих заметках, биржа любит стабильность и процветание. Если не оправдываются её ожидания, даже неоправданно оптимистичные, она “обижается”, реагируя падением акций. Хорошим примером тому служат трепетные взаимоотношения биржи и центробанка США (в немецкой прессе он называется Notenbank, или FED). Центробанк принимает решение о повышении или понижении банковских учётных ставок. Повышение учётных ставок делается в основном для сдерживания инфляции – борьба с инфляцией является прямой задачей FED.

Из-за инфляции тормозятся темпы роста экономики, прибылей предприятий, доходов и расходов населения. Понижение учётных ставок создает благоприятные возможности для кредитования инвестиций, что приводит к росту прибылей предприятий и курса их акций на бирже. Поэтому перед каждым заседанием Центробанка, на котором устанавливаются учетные ставки, биржа напряженно ожидает наилучшего для неё решения. Если ожидания биржи не оправдываются в полной мере, то сразу следуют более или менее резкие падения курсов акций. Это происходит даже в том случае, если объективно решение Центробанка благоприятно для биржи. Например, в январе 2001 г. ожидалось решение о снижении учётных ставок, причём большинство аналитиков называло цифры 0,25% или 0,5%. Но бирже “хотелось” большего. И когда стало известно решение о понижении ставок на 0,5% (что было очень благоприятным результатом), биржа “обиделась” и отреагировала резким падением курсов. То же самое повторилось в середине марта 2001 г, когда половина участников полагала, что ставки могут быть понижены на 0,75%, а были они понижены “всего лишь” на 50%.

Не боги и не герои

   Недавно умерший знаменитый маэстро биржевой науки Андре Костолани не раз указывал в своих книгах, что в основном на бирже работают люди с невысоким интеллектом, слабыми нервами, подверженные эффекту стадности. Именно они и добиваются стабильного успеха на бирже! Может быть, поэтому руководитель FED Алан Гринспэн, по слухам, не любит биржевиков и всегда, когда может, старается проявить эту свою неприязнь. Например, почти всегда после очередного понижения учётных ставок (что всегда благоприятно сказывается на биржевых курсах) он предупреждает, что в случае изменения экономической ситуации и возникновения угрозы инфляции учётные ставки могут быть вновь повышены. Это утверждение, само по себе совершенно очевидное, биржевики воспринимают как угрозу! И биржа “падает”.

Лишь очень немногие профессионалы сохраняют всё время трезвую голову, поступают не как все, а как диктует ситуация, логика и опыт. Резкие колебания биржевых курсов часто можно объяснить упомянутым выше эффектом стадности. В голливудском фильме “Мэри Поппинс” есть такой эпизод: маленький мальчик, давший банкиру 1 цент, требует вернуть его с криком: “Отдайте мне мои деньги!”. Услышав этот крик, все посетители банка лихорадочно бросаются к кассам, пытаясь немедленно забрать свои вклады. Примерно так происходит и на бирже: если кто-то продаёт или покупает акции на крупную сумму, немедленно его примеру следуют другие, и число сделок растёт, как снежный ком.

Послышалось…

   Биржа очень чутко реагирует на всевозможные слухи. Если слухи сулят в близкой или отдалённой перспективе повышение курсов какой-нибудь акции или акций целой отрасли, то следует волна покупок, которая сама по себе вызывает рост соответствующих курсов. Если слух сулит понижение курсов, то следует волна продаж, и курсы падают, выполняя предсказание, неважно, верен ли был слух о возможных причинах падения. Внимание к слухам вполне понятно: биржа всегда старается предвосхитить ожидаемое событие. Наиболее ярко это проявляется в том случае, когда какой-нибудь фирме грозят большие неприятности в связи с её неудовлетворительными экономическими или финансовыми результатами. Последние примеры – ситуация с немецкими фирмами Gigabel, EM-TV в конце 2000 г и Heyde в начале 2001 г. Их курсы прыгали вверх и вниз до 25 – 40% в день (а Heyde поставила рекорд, поднявшись 19 апреля почти на 100%, но опустившись примерно на столько же за последующие несколько дней). Опытные вкладчики, обладающие к тому же информацией из первых рук, без труда могут только на таких перепадах сделать себе приличные состояния.

При луне

   Стремясь предугадать непредсказуемые повороты капризной биржевой фортуны, теоретики не пренебрегают ничем. Известный аналитик биржи фон Швайнитц выдвинул теорию о влиянии фаз Луны на биржевые процессы. В двух словах она такова: в период между двумя основными фазами Луны (новолунием и полнолунием) биржа обычно сохраняет те тенденции, которые проявились в начале фазы. Например, если сразу после полнолуния состояние биржи было благоприятным, то оно, скорее всего, останется таковым на протяжении ближайших 7 – 10 дней. Я сам пытался проверять эти положения во второй половине 2000 года и пришёл к выводу, что данная теория верна, по видимому, только для спокойной биржи. Когда рынок акций непрерывно лихорадит в течение полугода и более, влияние фаз Луны уловить трудно.

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *