К вопросу об угрозе глобального криса

ЧКУАСЕЛИ ВАХТАНГ ОТАРОВИЧ
Директор Института прокризисных исследований

  krizisНаши отечественные прогнозисты отмечают, что не может быть абсолютной предсказуемости, как не может быть и абсолютной непредсказуемости. Чем фундаментальнее, масштабнее закономерность, тем важнее сделанные на ее основе прогнозы.

 Сейчас многие СМИ за научную констатацию выдают, что страны и общества, которые первыми овладели возможностями постиндустриальных технологий, будут еще дальше уходить вперед и снимать пенки благоденствия, остальные – еще больше отставать и влачиться.

 Выживают сильнейшие, слабые чахнут и гибнут.

 А это уж социальный дарвинизм и в чистом виде Программа генерирования Мирового кризиса управления реальными структурами общества.

 Кстати, ученые говорят, что продолжение любой закономерности сначала пусть на очень небольшом отрезке времени, но сбывается и лишь потом теряет прогностическую силу.

 Сейчас идет бой (вещи надо называть своими именами), бой за наше представление о Будущем и за понимание происходящих процессов в мире.

 Хотя некоторые наши уважаемые политики считают, что пониманием закономерностей жизни надо заниматься на кухне. Мол, можно рассуждать столетиями о путях развития России, все это кухонные разговоры (г-н Прусак, журнал «Итоги», 30 апреля 2001г.).

 В этом теперешний наш революционизм, который, как ему и положено, «выбирает будущее – Гражданское общество», жертвуя настоящим.

 А кто-нибудь анализировал, почему Президент Буш на встрече с редакторами религиозных теле и радиопрограмм заявил, что его задача – изменить культуру нации?!!!

 А ведь это означает перепрограммирование населения США. Какова мотивация, лежащая в основе такой деятельности власти США? Возможно, это реализация социально-экономических моделей управления обществом в рамках будущего «золотого миллиарда» в надежде на гибель остальной части мирового общества.

 Российские психологи бьют во все колокола: «Настоящая война идет на поле мировоззрения людей, массовых ценностей. Тот, кто управляет сознанием, тот имеет и все остальное!»

 Известно, что у оптимистов стакан наполовину полон, у пессимистов – наполовину пуст.

 Посмотрим, как учитывают оптимисты и пессимисты результаты действия тенденций.

 Аргументы пессимистов.

 С самого начала текущего года пессимисты говорят о тревожных прогнозах относительно нерадужных перспектив мировой экономики, в частности США.

 В 2001 году аналитики активно пересматривают прогнозы по целому ряду показателей. Объясняется это тем, что итоги 2000 года отличаются от прогнозов. Большинство аналитиков моделировали ситуацию на том, что на фондовых рынках ожидался панический обвал большинства индексов. Прогноз сбылся, но лишь отчасти – к концу 2000 года индексы действительно понизились, но только на 10-40%.

 Особого внимания заслуживает тот факт, что многие аналитики считают, что вина за отрицательный прогноз лежит на руководстве Федеральной резервной системы США, которое, опасаясь высокой инфляции, регулярно в 2000 году повышало ставку рефинансирования для того, чтобы искусственно сдерживать инвестиционную активность.

 Аналитики отмечают, что кроме Федеральной резервной системы США в наметившемся экономическом спаде виновата ОПЕК, которая, чтобы избежать резкого снижения цен на нефть, заявила в январе 2001 года о сокращении добычи. Сокращение экспорта нефти на 1,5 миллионов баррелей в сутки или 5% от общего объема экспорта ОПЕК может привести к тому, что цены на нефть поднимутся выше 30 долларов за баррель. А это, в свою очередь, приведет к росту инфляции в США, Германии, Японии и других странах.

 В странах Восточной Европы бурными темпами растет платежный дефицит. В Польше этот показатель вырос к концу года почти вдвое и достиг 6,2% от ВВП, в Латвии дефицит платежного баланса достиг 2,75% ВВП к концу прошлого года, причем по прогнозам к 2001 году он может увеличиться до 3,2%. Но абсолютным лидером является Словакия, платежный дефицит которой составляет 11% от ВВП. На этом фоне более благополучно выглядит Израиль – там сохраняется самый низкий за последние 52 года уровень инфляции, практически равный нулю.

 В то же время не слишком радужно выглядят перспективы стран ЕС – в Европе растут цены и безработица. Удивительно, но тезис о том, что слабость евро способствует повышению конкурентоспособности европейских товаров, себя не оправдал. Вероятно, евровалюта пока еще не настолько ослабела, чтобы соотношение цены и качества товаров из Европы привлекало большое количество покупателей во всем мире.

 Но чтобы не говорили о Европе и Азии, основные взоры аналитиков обращены к США.

 В США растет безработица, падают темпы роста ВВП и индекс деловой активности. В январе 2001 года президент Джордж Буш заявил о том, что в американской экономике ожидается некоторый спад. Правда президент сказал при этом, что у него для предотвращения спада есть разработанный заранее план по снижению налогов на 1,3 триллионов долларов в течение ближайших десяти лет.

 Данные, опубликованные в начале 2001 года, свидетельствуют о резком замедлении экономического роста в США: по итогам четвертого квартала 2000 года он составил всего 1,6% – минимальный уровень с 1995 года. И что особенно неприятно, инвестиции в экономику упали до минимального уровня с 1991 года. Как отмечалось в пресс-релизе ФРС, высокие цены на энергоносители наносят удар по покупательной способности населения и прибылям корпораций. А индекс доверия, характеризующий ожидания потре­бителей и производителей, продолжает снижаться. В этих условиях снижение учетной ставки – последний шанс вернуть деньги инвесторов на фондовый рынок.

 Аргументы оптимистов.

 По мнению оптимистов, приведенные аргументы пессимистов не доказывают неизбежность мирового финансового, а затем и экономического кризиса, под которым подразумевается заметное снижение мирового ВВП, а также падение уровня жизни в большинст­ве стран мира.

 Оптимисты считают, что необеспеченность доллара не имеет отношения к назревающим кризисам. Их позиция подкрепляется тезисом о том, что все основные валюты сейчас являются, по существу, долговыми расписками центральных банков и не обеспечены национальными богатствами. Их цена определяется не столько национальными богатствами, сколько доверием к центральному банку страны. Таким образом, Федеральная резервная система США, на протяжении всего XX века эмитировавшая самую устойчивую валюту в мире, не имеет себе равных.

 Оптимисты утверждают, что с апреля 2000 года фондовый рынок США уже потерял около 3 трлн. долл. но, во-первых, при падении рынка акций в денежную форму превращается лишь небольшая часть суммарного уменьшения его капитализации, и, во-вторых, участники современного финансового рынка достаточно обеспеченные люди, и, получив деньги за проданные акции, они склонны вложить их в другие финансовые инструменты, например, в обязательства правительства США, а не бросаться запасать товары первой необходимости.

 Как утверждают оптимисты, наиболее вероятный сценарий развития событий состоит в том, что в США произойдет 2-3-летнее замедление темпов роста. Инфляция может достичь 10% в год. Курс доллара по отношению к евро может несколько снизиться, но это временное явление, и в нем нет ничего страшного, поскольку с 1995 года курс доллара по отношению к ведущим валютам вырос примерно на 30%. Более серьезных последствий – крупного финансового, а тем более мирового экономического кризиса – не будет.

 Этот вывод подтверждается следующим:

 Во-первых, тем, что доля доллара в валютных резервах разных стран превышает 60 %, а в обеспечении товарооборота – 76 %. Пока ни одна валюта, включая евро, не способна занять место доллара. В его резком обесценивании практически никто не заинтересован, хотя в относительно небольшой девальвации на 25-30% заинтересованы очень многие участники рынка, включая американские корпорации-экспортеры.

 Во-вторых, если ФРС снизит ставку до 3% или даже 2.5%, как она это делала при выходе из рецессии 1991 года, и одновременно проведет согласованное с ЕС и Японией некоторое уменьшение курса доллара по отношению к евро и йене, то дефицит внешнеторгового баланса США резко уменьшится, начнется приток капиталов на рынки акций. Государственный долг, несмотря на свои огромные масштабы, также не представляет существенной опасности и не может стать значимым фактором для развития кризиса. Необходимо отметить, что в конце апреля 2001 года ФРС снизила ставку рефинансирования до уровня 4.5%. а внешнеторговый дефицит США сократится примерно на 18%.

 В-третьих. США и связанный с ними транснациональный капитал сконцентрировали сейчас в своих руках огромную инфор­мационную власть, которая способна успокоить общественное мнение и укрепить доверие к доллару даже после некоторого снижения его курса. Частные инвесторы всего мира достаточно послушны указаниям нескольких мощных аналитических агентств, что делает фондовый рынок более или менее управляемым.

 Особо оптимисты отмечают, что экономика США имеет колоссальный запас прочности. У США – самый большой ВВП в мире, достигший в 2000 году 10 трлн. долл. Государственный рынок США, где закупаются товары и услуги для государственных нужд, оценивается сейчас в 2 трлн. долл., и правительство великолепно научилось использовать этот мощнейший инструмент для стабилизации экономики. США остаются лидером в области прямых иностранных инвестиций, балансовая стоимость которых уже превысила 1,5 трлн. долл. Это создало так называемую вторую, базирующуюся на заграничных филиалах американских ТНК экономику США, объем продаж которой равен трети ВВП страны. Опора на глобальные американские ТНК еще более увеличивает устойчивость американской экономики.

 Таким образом, никаких серьезных оснований для прогнозирования мирового финансового кризиса, спровоцированного отдельными проблемами американской экономики, не существует. Запас устойчивости экономики США достаточно велик. Проводимая кредитно-денежная политика вполне адекватна, что подтверждается почти 10-процентным повышением индекса Nasdaq и 4-процентным повышением индекса Dow Jones сразу после снижения ставки рефинансирования до 4,5%. Макроэкономические показатели стали приходить в норму. Отчеты компаний начали оправдывать надежды аналитиков-оптимистов.

 Итак!

 Даже при всех положительных показателях, Я продолжаю оставаться пессимистом. Дело в том, что существуют глубинные процессы, которые говорят о пессимистических моделях будущего.

 Глобальный кризис неизбежен, и прежде всего по причине снижения мировых энергетических запасов, например, нефти. Уже в ближайшее десятилетие мир встанет перед дилеммой: кому больше достанется.

 Естественно, что борьба за эти ресурсы разворачивается уже сейчас. Именно этим объясняется политико-экономическая ситуация на всем пространстве Евразии.

 Наблюдается явный рост военных конфликтов. Но для глобального военного столкновения время еще не настало.

 И опять несколько слов о США.

 В январе 1998 года заместитель министра обороны США Джекус Ганслер заявил, что правительство должно выделять Пентагону боль­шие суммы на работы, связанные с цифровым представлением боевого пространства, совершенствованием систем управления, контроля, раз­ведки и созданием интеллектуального оружия. При этом Ганслер высказался против снижения расходов на ядерное оружие. Деньги предполагается найти путем большей интеграции военной промышленности с частными фирмами и использования готовых коммерческих, более дешевых решений. Фактически, Ганслер предлагает превратить США в единый военно-промышленный комплекс.

 Итак! Выводы:

 Во-первых, в США полномасштабно реализуется тезис Ганслера о стране-ВПК.

 Во-вторых, большая часть макроэкономических показателей говорит не о надвигающемся кризисе, а о крупномасштабной модернизации промышленного потенциала США.

 Но, какова цель таких модернизаций?

 Ответ очевиден: тотальное превосходство над вооруженными силами стран-противников. США будут завоевывать свои привилегии. Именно это подразумевает президент США Буш, говоря о том, что Америка превыше всего. Соответственно и ее интересы в любой точке мира.

 Итак! Можно ли уменьшить аппетиты США?

 Сейчас США находятся в достаточно пикантном состоянии. Любая крупномасштабная модернизация – это фактически реальный кризис, то есть объем промышленного производства падает, высвобождается рабочая сила, так как основная масса новых специалистов не хватает, проходит переподготовку. Почти все финансовые ресурсы направлены на наращение оборота.

 Сейчас достаточно уникальная ситуация, и если ею воспользоваться, то можно остановить новую тотальную войну, войну за ресурсы.

 Нужно быть готовым к тому, что США будут огрызаться. За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить, что произошло в период официального вступления Евро, а произошла Югославия. Эта маленькая война заставила многих пересмотреть свои планы по реструктуризации государственных валютных корзин.

 Сейчас крупномасштабная операция против США вызовет очень бурную ответную реакцию.

 А готовы ли наши Европейские и Азиатские партнеры выдержать эту реакцию?

 Необходимо напомнить, что любая модернизация – это уже кризис сам по себе.

 И такой кризис в один день не решается. По тем заявлениям, которые делает новая администрация США, процесс модернизации будет длиться как минимум в течение десятилетия. А если быть более точным, то до 2010-2015 года.

 Этот период необходимо использовать с толком. Всему Миру выпал достаточно уникальный шанс изменить сложившиеся тенденции доминанты США.

 Вместе Мы можем уравнять шансы на право достойного развития каждого элемента мировой экономики, каждой отдельной страны.

 Давайте не упустим такой уникальный шанс.

 И конечно же нужна четкая модель достижения поставленных целей, подкрепленная расчетами по ресурсам и взаимосвязанной по всем направлениям. До этого не дотягивает Грефовский перечень задач и мероприятий по «прекрасному далеко», где сделан лишь акцент на либеральную риторику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *