Фрактальная картина рынка

fraktalyСколько прошел GBP/USD за 22 января 2016 года? Как считать! Открытие дня отличается от закрытия на 28 пунктов; если сложить длины тел четырехчасовых свечей, то получим 136 пунктов, если часовых, то 324. Будет ли это продолжаться до бесконечности? Конечно, нет, мы упремся в тики, и дальше пройденный фунтом путь расти не будет. Это теоретически, а на практике на всех “разумных” временных интервалах длина пути будет разной и будет расти с уменьшением интервала. Линия, которая тем длиннее, чем под большим увеличением мы ее рассматриваем, – это фрактал. Следует ли считать чарты фракталом?

Французский математик Э. Борель в середине прошлого (20-го) века написал книгу “Вероятность и достоверность”, в которой, в частности, заявлял, что очень маловероятное событие надо считать практически невозможным. Теория вероятностей – наука молодая, и в ней много философских споров. А когда речь идет о применении геометрии, никто не говорит о том, что прямая – только практически прямая. Мораль такова: математических объектов в природе не существует. Это раз.
Мы должны сами решать, каким (практически) математическим объектом является объект реальный. Это два.
Если вспомнить пример, с которого мы начали, рынок, похоже, надо счесть фракталом.

Что дает взгляд на рынки как на фракталы? По-новому выглядит теория Доу: при одном разрешении мы видим долгосрочный тренд, при другом – другие тренды. Идея Эллиотта делить волны на подволны и так далее тоже естественна при таком взгляде. А вот как именно делить, фрактальная картина рынка ничего не говорит.

Многие замечали, что фунт совершает больше движений в течение дня, чем евро или йена. Мы можем сказать, что фунт в большей степени фрактал, чем евро с йеной. Мы можем оценить фрактальность числом, а это внушает надежду на то, что мы сможем учитывать фрактальность рынка в торговых системах. Можно ли измерять фрактальность рынков методами, разработанными для других целей, или нужно новое определение фрактальной размерности? Наверное, этот вопрос некоторое время будет оставаться открытым.

Что в рынках нефрактального? Многие известные фракталы самоподобны: они выглядят при увеличении так же, как без него. Э. Петерс приводит пример трех графиков S&P на разных временных интервалах, предлагая убедиться в их схожести. Но согласитесь, 5-минутки и дневки, скажем, на EUR/USD, выглядят совсем по-разному, и их перепутать сложно. Следует констатировать, что рынки (вообще говоря) не самоподобны. Конечно исключения возможны.

Будет ли каждая волна состоять из 3 или 5 подволн? Число подволн должно быть нечетным, если каждая вторая из них – коррекция. Будет 7 – можно сказать, что одна из волн расширенная. Но это так, отступление под занавес. Ну, а если совсем конкретно, как же с помощью фракталов торговать? Вопрос, который трейдер не может не задать. Фракталы – не модель и вообще не инструмент прогнозирования. В этом месте можно ожидать возмущения. А как же Б. Вильямс?! И зачем же тогда все это нужно?! Неужели совсем не помогает в торговле?! На каждый вопрос отвечу отдельно.

Вильямс и последователи называют фракталом локальный high или low. Если такие возникли, значит, наткнулись на поддержку или сопротивление. Следующий фрактал обозначит другой уровень. Дальше можно покупать от поддержки или продавать от сопротивления. Смотря что вам кажется более разумным. Вот, по сути, и все. Если кто-то усмотрел у Вильямса принципиально большее, пусть скажет.

Взгляд на рынок как на фрактал – это новая парадигма. Впрочем, парадигма – это и есть точка зрения, взгляд. Только в очень глобальном понимании слова “взгляд”. Мы лучше понимаем, с чем работаем, меньшее вызывает в нас удивление, а значит, и беспокойство. Да, что долго говорить: знание того, что за предмет у нас перед глазами, помогает решить, что с ним можно делать. Но решать все каждый сам должен. Особенно трейдер. Вот тот же Вильямс, например. Он же не просто так назвал точки разворота фракталами. Вильямс пытался найти для себя точки опоры в новой картине мира. Ему это, видимо, удалось. В его методе тренд – уже не главное. Вильямс мыслит во фрактальной парадигме. А другие найдут для себя другие методы. Сами фракталы не метод, они картина мира. Другая картина мира – тренды. Тренды сами по себе не являются моделью, но все модели классического теханализа апеллируют к трендам. И последнее. Пытаясь осмыслить новую (для начала 20 века) картину мира, Н. Бор придумал принцип дополнительности: “есть явления столь сложные, что не описываются только одной моделью”. Хоть рынки – и фракталы, тренды на них есть.

Advertisement

No comments.

Leave a Reply