История GOOGLE началась в гараже

istorija googleКак полагается всякой настоящей истории успеха в Силиконовой долине, история Google началась в гараже. На самом деле она началась на кафедре информатики Стэнфордского университета, но это звучит не так захватывающе. Итак, в 1995 году в Стэнфорде встретились студенты Сергей Брин, выходец из Москвы, и Ларри Пейдж из Мичигана.

Они занялись разработкой новой технологии поиска в интернете, основанной на изучении ссылок веб-страниц друг на друга. В результате в 1998 году был основан Google, а первоначальные вложения составил $1 млн, собранный с друзей, родственников и пары инвесторов из Долины. В тот же год вместе с первой версией поисковой системы Google Брин и Пейдж переехали из общежития в гараж (а также в три спальни и две ванных комнаты) дома, который незадолго до того приобрела их университетский товарищ Сьюзан Войцицки.

Войцицки хотела, чтобы Брин и Пейдж платили ей $1500 в месяц, а также отдали долю в компании. Но они оказались достаточно дальновидны, чтобы сразу предложить ей $1700 без какой-либо доли. Хозяйка не слишком упиралась, хотя Брин и Пейдж уже тогда были весьма самоуверенны, заявляя, что они “собираются захватить Сеть”. Войцицки вспоминает, что не воспринимала их слова слишком серьезно: “Поисковая машина Inktomi на тот момент оценивалась в $20 млрд, а эти ребята арендовали у меня гараж”. Они были примерными арендаторами, хотя иногда она и посылал им электронные письма с требованием: “Гуглеры! Пора прибраться”. Однажды Войцицки также осталась весьма недовольна вечеринкой, на которую собралось около 400 гостей.

На первом этапе Google – название поисковой системы проиходит от математического темина “гугол”, означающего единицу со 100 нулями – использовался только узким кругом специалистов. Брин и Пейдж начали формировать штат. Крейга Силверстайна, однокашника из Стэнфорда, в компании до сих пор называют “первым наемным работником Google”, хотя сейчас Силверстайн занимает пост директора по технологии. Сюзан Войцицки в итоге также стала работать на Google, заняв пост директора по производству, тем не менее о ней по-прежнему говорят, как о первом арендодателе гг. Брина и Пейджа.

Спустя два года в компании внешне уже ничто не напоминало о ее гаражном прошлом. Вливание $25 млн двумя мощными венчурными компаниями поставило Google на твердую финансовую почву. Подписанный в следующем году контракт с Yahoo! на обеспечение сервиса расширенного поиска принес Google известность, доверие в деловых кругах и доход. Далее репутация Google росла темпами вирусной эпидемии. Даже AOL подписала в прошлом году контракт на использование поисковой системы Google, а портал Yahoo!, оставаясь клиентом Google, настолько встревожился растущей популярностью конкурента, что в декабре прошлого года заключил альянс с Inktomi.

Сейчас Google занимает три здания в офисном парке в Маунтин Вью, штат Калифорния, в десяти милях к северо-западу от Сан-Хосе. На компанию работает 600 человек в 15 странах мира. Поисковая система “понимает” 36 языков, половина трафика идет из-за пределов Соединенных Штатов.

Окраинное расположение штаб-квартиры компании в Долине как бы символизирует отстраненность Google от происходящего в других дот-комах. В то время как остальные интернет-компании экономят и проводят реструктуризацию, Google продолжает жить так, как будто сейчас на дворе 1999 год. Все атрибуты стиля компаний “новой экономики”, дискредитированные убытками самих компаний и ликвидированные ими с целью экономии, в Google сохраняются. Здесь есть стол для игры в пул, а рядом с ним школьная доска и фломастеры – на случай, если сотруднику во время игры придет в голову ценная идея. Есть комната отдыха с пианино, а, кроме того, в штате компании имеется массажист. Раскиданы большие цветные мячи, которые используются как сидения во время импровизированных переговоров. Офис завален горными и одноколесными велосипедами. На стене красуется огромная диаграмма, показывающая этапы развития компании, с пометками вроде “Ноябрь 1999: Энджи начинает!” Завтрак и обед для сотрудников бесплатны, а кормят их исключительно натуральными продуктами, приучая к гурманству. 29-летний Брин и 30-летний Пейдж в компании своих ультрамолодых стильных сотрудников выглядят почти стариками.

В Google сложилась своеобразная субкультура, проявляющаяся, в частности, в речи сотрудников. Практически каждый гуглер, с которым я беседовал, заканчивал свои фразы восходящим “пра-а-авильно?”, а начинал с многозначительного “та-а-ак…”, словно раздумывал, как бы попроще объяснить человеку со стороны, что ему собираются поведать. Ну и, конечно, речь гуглеров обильно усыпана цитатами отцов-основателей вроде “Как сказал на корпоративной вечеринке Сергей, мы должны думать о влиянии Google на мир…” или “Как говорят Сергей и Ларри, наша цель – организовать мировую информацию…” Все это и несерьезно и очень серьезно одновременно. В комнате отдыха, возле бара с бесплатными соками экран постоянно показывает, какие запросы сейчас поступают в Google: где лучше получить образование в Онтарио, какая зарплата у Денниса Франца и т. д. Много было азиатских слов, смысла которых я не смог разобрать. А Google может.

Люди в процесс сортировки и поиска информации практически не вовлечены. За них эту работу выполняют 10,000 серверов, которые в случае Google представляют собой главным образом дешевые PC, собранные в стойки в хорошо защищенных помещениях по всей стране. Скорость и точность (релевантность) поиска всегда были основными элементами политики Google. Вся совокупная мощь компьютеров служит тому, чтобы поиск не занимал и половины секунды. По этой же причины основатели компании отказываются принимать рекламу с графическими избражениями, которые замедляют процесс выдачи результатов поиска. Google отличается от прочих поисковых систем скоростью выдачи результатов, принципиальным отказом рекламодателям
влиять на результаты поиска (платные объявления соответствующим образом помечены) и странной способностью догадываться о том, что вы ищете.

Технология поиска Google основана на так называемом алгоритме PageRank (подробнее о нем можно почитать здесь), названном в честь Ларри Пейджа (хотя часто считают, что Page в данном случае означает “страница”, а не Пейдж), который определяет релевантность страницы не только по тому, сколько раз и в каких комбинациях на ней встречается запрошенное словосочетание, но и то, сколько и каких страниц на нее ссылается. Такой подход, вкупе с ненасытностью поисковых роботов Google, находящих самые потаенные уголки Сети, обеспечили поисковой системе взрывной рост популярности.

Спросите любого эксперта интернет-бизнеса, как Google удалось так далеко оторваться от конкурентов, и он вам скажет одно слово: цель. В то время как другие интернет-компании пытались стать “всем для всех”, мучительно выискивая ниши прибыльного бизнеса, Брин и Пейдж упрямо сконцентрировались на создании лучшей в мире поисковой системы. К концу 2001 года Google не только достиг этой цели, но и, как ни удивительно на первый взгляд, начал извлекать немалый доход, приближаясь к прибыльности. Своей бесплатностью для пользователя, качеством сервиса и демократичностью Google опроверг доводы тех, кто после кризиса 2000 года разочаровался в дот-комах.

Но не являемся ли мы свидетелями начала заката звезды Google? Google – чьи юные основатели в итоге превратились в солидных взрослых директоров – посвятил прошлый год разработке систем, предназначенные для поиска по новостям и магазинам. Другими словами, стратегия компании стала более напоминать то самое превращение в интернет-портал “все для всех”, нежели просто совершенствование лучшей в мире поисковой системы.

Advertisement

No comments.

Leave a Reply